Государственный мемориальный и природный заповедник «Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»
Юрий Сапрыкин: «Бессмысленно сидеть в поезде, который никуда не идет»
IMG_8509

В яснополянском Доме культуры 10 марта 2018 года с лекцией «Как говорить о классической литературе сегодня» выступил журналист Юрий Сапрыкин. Мы поговорили с ним о популярности образовательных проектов, литературном портале «Полка», хороших книгах и о роли музея в современном мире.

Сейчас происходит такой своеобразный «бум» в культурной сфере: появилось много таких проектов, как Arzamas и «1917», в музеях гигантские очереди. На ваш взгляд, с чем это связано? Почему так возрос спрос на культуру?

Я думаю, причин тут несколько: как со стороны тех, кто такими проектами занимается, так и со стороны тех, кто ими интересуется. Есть какое-то количество очень активных людей, которые работали в медиа и по разным причинам остались не у дел или не могли заниматься своей деятельностью с той же степенью свободы, драйва, интереса. Когда эти люди задумались, чем в такой ситуации можно заняться, то первым в голову пришло образование: что-то, не связанное с текущей повесткой, что-то «душеполезное» и для тех, кто это производит, и для тех, кто это потребляет; какое-то со всех сторон благородное дело. По сравнению с практически любым медиа, зарегистрированным в России, у образовательных проектов совершенно другая степень свободы. С одной стороны, тут тебе не приходится кривить душой, а с другой стороны, ты можешь делать вполне современные, хорошо выглядящие, удобно устроенные, не архаичные проекты.

Знаете, я читал воспоминания Андрея Белого, где он описывает период после революции 1905 года: когда эта волна спала, люди, которые еще недавно были полностью поглощены идеями переустройства России, побежали на лекции, начали чему-то учиться. Мне кажется, у нас произошел какой-то похожий процесс (надеюсь, он не приведет к следующему 17-ому году, как сто лет назад). История резко дернулась, а потом также резко остановилась. Бессмысленно сидеть в поезде, который никуда не идет, лучше выйти на остановке, посмотреть по сторонам и понять, как устроен мир. Плюс у людей, которые в 90-х – начале 2000-х прошли через систему высшего образования, на все это накладывается какое-то всеобщее ощущение, что им что-то не додали или они что-то не «довзяли». Советская база была разрушена, а новая еще не появилась. Или они были вынуждены со страшной скоростью зарабатывать деньги, чтобы себя прокормить, и не успели чему-то научиться. Сейчас очень хочется все это добрать. И отсюда, где-то на пересечении этих трех векторов, возникает такой бум.

Расскажите про проект «Полка». Вы несколько раз переносили запуск. Когда все-таки его ждать?

К слову о том, откуда бум всякого образования. Наверное, «Полка» возникла из похожих чувств. У людей есть одновременно невероятный пиетет перед русской классикой и столь же сильный страх перед ней. Ощущение, что это какая-то тяжелая и непонятная махина, к которой страшно подступиться. Это такое послевкусие школьного образования, где нас глушат этими не всегда понятными текстами, как кувалдой по голове. И дальше ты всю жизнь живешь с ощущением, что это что-то великое и тебе очень нужное, но при этом заведомо недоступное. И мы решили сделать нормальный человеческий учебник литературы, только для взрослых. Во-первых, заново соберем этот канон: не просто перепишем книжки из школьной программы, а попробуем понять, что такое классика сегодня. А во-вторых, про каждую из этих книг расскажем через вопросы, которые могут возникать в голове у обычного читателя. «Полка» – это 108 книг, отобранных по результатам сложно устроенного голосования разных филологов, писателей, учителей литературы.

Когда мы назначали дату лекции, мы были на 100% уверены, что все уже «Полку» увидят, полюбят, и мы будем как герои дня без галстука. Но этого опять не произошло, к сожалению. Ждать ее на самом деле очень скоро, это буквально вопрос недели-полутора. Как всегда, по техническим причинам все немного откладывается.

Есть ли какое-то произведение из отобранных для «Полки», которое было бы особенным для вас?

Ответ будет банальным, особенно учитывая место, где мы находимся. Из того, о чем я сам писал меня, конечно, совершенно потрясла прочитанная, кажется, в четвертый раз «Анна Каренина». Наверное, это признак любого большого серьезного классического произведения, когда ты читаешь его в течение жизни с интервалом в десять лет и не просто открываешь для себя что-то новое, а читаешь разные книги. «Каренина» совершенно потрясла по меня по нескольким причинам.

Во-первых, я никогда не задумывался, до какой степени эта книга была эстетической провокацией для своего времени. Как только ты начинаешь копать чуть глубже, ты понимаешь, что «Каренина» – это даже не полемическое, а буквально провокационное произведение, которое идет против духа времени по всем фронтам. Толстой просто выходит на открытую поляну современности и начинает идти против течения по самым разным вопросам. Он полемизирует с женским вопросом, он очень презрительно отзывается о земствах, о всяких благотворительных инициативах, связанных с образованием. Самой формой, самим литературным сюжетом он полемизирует с литературной модой того времени. Культурная элита, окружающая его, находится в совершенном шоке. Салтыков-Щедрин говорит, что это «коровий роман». И в течение четырех лет, что Толстой публикует этот роман, он перемалывает это отношение культурной элиты и постепенно заставляет ее понять, что он хотел сказать, смириться перед величием его гения.

Второе (тут опять же, извините, я не оригинален) – то, насколько глубоко Толстой видит всех нас. У него в голове установлен какой-то сканер, который просвечивает человека насквозь на самых разных его уровнях. Можно сказать, что литература до него в смысле психологизма – это какое-то черно-белое кино. Сначала очень статичное, где если ты герой, то ты сразу обладаешь какими-то чертами, которые ты должен проявлять в ходе произведения, и эти черты неизменны. Потом литература додумывается до того, что эти характеры могут меняться или раскрываться в течение времени, а потом приходит Толстой и говорит: «Ребят, никаких характеров нет вообще».

И, наверное, третья вещь, которая меня потрясла – то, насколько это личный роман. Вроде бы тебе рассказывают такую светскую историю, но, если чуть-чуть об этом задуматься, ты понимаешь, насколько все это его [Толстого] мучило. Возможно ли счастье в семье? Это вопрос, который он задает себе в связи со своей ситуацией. А можно ли вообще любить? Не в смысле привязываться к чему-то и делать это своей собственностью, а любить, забывая о себе. Можно ли любить, как Левин или можно любить только как Каренина? А можно ли быть свободным от общества или ты все равно в каком-то смысле его раб? Раб каких-то приличий, условностей, мнений, как рабами всего этого являются Стива Облонский и Вронский, например. А с мужиками-то чего делать? Вот эта вся «скучнямба», как Левин пытается мужиков то так, то эдак заставить землю пахать. Это же то, о чем он [Лев Николаевич] явно думал непрерывно. Это все следы каких-то его очень серьезных переживаний. Толстой создает эти образы из плоти и крови, которые разыгрывают для него какую-то комбинация, которая должна подтвердить или опровергнуть его гипотезы.

Как вы считаете, уместно ли применительно к искусству использовать такие категории как «хорошее», «плохое»? И если уместно, то могли бы вы продолжить фразу «хорошая книга – это…»?

Несмотря на весь постмодернизм и разрушение иерархий, мне кажется, что все равно это безусловно уместно. Хорошая книга не повторяет общие места своего времени, не скатывается до таких расхожих банальностей, открывает какие-то новые территории в области языка, жанра, понимания человека. Хорошая книга всегда создает языковыми средствами какой-то свой особенный мир. Извините за пафос, но мы давно понимаем, что литература не описывает и не отражает реальность. Она надстраивает какие-то другие реальности над существующей.

Вы участвовали в конференции «Музей как место встречи прошлого и будущего города». Как вы видите роль музея в XXI веке?

Кажется, сколько бы мы ни придумывали каких-то оригинальных концепций, все равно это место остается таким же, каким оно было с момента появления музеев как таковых. Музей – это прежде всего хранилище культурных или исторических ценностей. Там эти ценности лежат, и там их показывают по возможности интересным для посетителя образом. Это такой портал, где прошлое транслируется в настоящее. Другое дело, что современный человек избалован разного рода внешними раздражителями, и просто запустить его в хранилище – этого мало. Музей – это место, которое рассказывает истории самыми разными способами: через экспозиции, экскурсии, научную деятельность, образовательные или медийные проекты, которые вокруг него возникают. Талант куратора или музейного директора схож уже с талантом писателя: тебе нужно взять этот материал и сложить из него разные рассказы. Чем более увлекательными эти рассказы будут, тем лучше будет музею. На самом деле про важность фигуры куратора написаны уже целые книги, а мне кажется, что еще очень важна фигура экскурсовода в широком смысле этого слова. Человека, который берет тебя за руку, водит по залам и объясняет, на что смотреть и от чего получать удовольствие и создает ситуацию радостного узнавания чего-то нового. Надо сказать, у меня самые сильные впечатления от музеев в последнее время были связаны с тем, что я случайно натыкался на каких-то очень талантливых экскурсоводов. А в прошлом году довелось в Третьяковке поработать в этом качестве и самому. На самом деле это необязательно человек, который водит тебя по залу. Это может быть человек, который пишет экспликации или читает лекции, но функция она примерно та же, как бы это ни было оформлено. Я тешу себя надеждами, что «Полка» в каком-то смысле – это тоже хороший экскурсовод.

А расскажете о своем опыте экскурсовода? Какие у вас были впечатления?

Впечатления просто гениальные, изумительные. Я подумываю о том, чтобы бросить все и записаться в экскурсоводы. Это была «Ночь музеев», и друзья уговорили меня сделать экскурсию по выставке [Зинаиды] Серебряковой в Третьяковке. Я к Серебряковой отношусь хорошо, знаю про нее не очень много, но это как раз был повод погрузиться в материал. И все получилось просто прекрасно. Я прочитал две книжки, два раза прошел с другими экскурсоводами по выставке. У этой экскурсии было фиксированное время –полтора часа, а я еще две подряд проводил. В какой-то момент я обнаружил, что до конца осталось пять минут, а у нас впереди еще пять залов; вокруг стоит огромная толпа, я сам в какой-то эйфории от всего происходящего. Это было ужасно интересно.

Лекция прошла в рамках цикла Несистематический курс литературы для всех желающих. Больше фотографий с мероприятия можно увидеть ЗДЕСЬ >>> 
 
Оценка услуг

Сайты музея:

Instagram


Отзывы о Ясной Поляне на
 tripAdvisor
unesco_Converted
4geo_150x150
THEATRE_LOGO_CMYK
mosaic_100x100